Строительные статьи

11.07.2008 00:34:17

Видный военный строитель А. Н. Комаровский (1906–1973)

Статья посвящена А. Н. Комаровскому — выдающемуся строителю, участнику ВОВ.

К дню великого праздника Победы в Великой Отечественной войне в печати появляется всё больше и больше публикаций, посвящённых этому великому событию. К сожалению, среди них не так много материалов, рассказывающих о героизме, трудовых и военных подвигах строителей.

[image]

Рис. 1 Александр Николаевич Комаровский

Среди выдающихся строителей — участников ВОВ одно из первых мест безусловно принадлежит герою социалистического труда, лауреату Ленинских и государственных премий, д. т. н., профессору, генералу армии А. Н. Комаровскому.

Александр Николаевич родился в 1906 г. в семье инженера-гидротехника. Отец Александра, Николай Александрович, в своё время окончил Петербургский институт инженеров путей сообщения и строил шлюзы, плотины на Мариинской водной системе. После 1917 г. его переводят в Московско-Окский округ путей сообщения и семья переезжает в Москву.

Молодой Александр поступает и учится в опытно-показательной школе им. Ф. Нансена. Как впоследствии вспоминает А. Н. Комаровский, «в школе были прекрасно оборудованные кабинеты... [она] возглавлялась обаятельным профессором географии Московского университета А. С. Барковым». В 1923 г. Комаровский оканчивает школу и поступает в Московский институт инженеров транспорта (МИИТ). В МИИТе в то время работали известные учёные: профессора Ф. Е. Максименко (гидравлика), П. А Велихов (сопротивление материалов), И. П. Прокофьев (строительная механика), А. И. Фидман (гидротехника) и другие. Большое значение для будущих специалистов имела практика привлечения их к самостоятельной работе.

Студенты, по свидетельству Комаровского, привлекались к чтению докладов (иногда публичных) на отдельные технические темы, обязательно связанные с наиболее современными и прогрессивными на данный момент методами расчёта, конструирования или производства работ. В 1925 г. Комаровский заканчивает МИИТ, получает звание инженера и начинает работать в Московском проектном бюро Свирьстрой. Бюро в то время возглавлялось известным гидротехником профессором А. И. Фидманом. Здесь Александр Николаевич получает замечательную практику инженера-конструктора и инженера-проектировщика. Уже в это время его работы отличались смелостью, а он сам твёрдостью в отстаивании своих взглядов. Так, Александру Николаевичу удалось доказать преимущества спроектированного им и его коллегами второго варианта Свирьской плотины.

К тому же времени относится его первые литературно-технические опыты. В 1929 г. Александр Николаевич составляет пособия по сооружениям, применявшимся в те годы для искусственных водных путей. Очень актуальной в те годы была тема воздействия льда на гидротехнические сооружения. Знаменитый гидротехник, профессор Ленинградского института инженеров путей сообщения В. Е. Тимонов предложил Комаровскому поработать над этой темой. Результатом 4-хлетней работы явились книги «Структура и физические свойства ледяного покрова пресных вод» и «Действия ледяного покрова на сооружения и борьба с ним». В 1933 г. издательство «Энергоиздат» выпустило ещё одну книгу Комаровского — «Зимняя работа затворов гидротехнических сооружений». Отец Александра Николаевича по этому поводу шутил: «Ты уже который год всё свободное время готовишь мороженное...».

Крупной вехой на жизненном и творческом пути Комаровского было строительство канала им. Москвы.

В 1931 г. он назначается начальником гидротехнического сектора проектного управления строительства канала Москва — Волга, крупнейшей гидротехнической стройки того времени. Приведём некоторые данные стройки. Длина канала по принятому Дмитриевскому варианту составила 128 км. Объём земляных работ — 151 млн. м3. Канал должен был обеспечить связь Москвы с Волгой кратчайшим путём, уменьшив длину пути от Москвы до начала Мариинской водной системы на 1100 км (то есть до выхода водным путём на Ленинград и Белое море). В процесс стройки входило также: строительство водопроводной ветви, реконструкция Москвы-реки, необходимо было построить 200 основных и 40 вспомогательных сооружений, среди которых 11 шлюзов, 3 железобетонных плотины, 14 земляных плотин и дамб, 5 насосных станций, 15 гидроэлектростанций, 19 железнодорожных шоссейных мостов, 2 тоннеля, 2 путепровода, речной пассажирский вокзал и многие другие сооружения.

На стройке было уложено бетона и железобетона — 3 млн. 110 тыс. м3, 6 млн. 350 тыс. м2 откосов канала были укреплены камнем. Для сооружения канала потребовалось: металлических конструкций — 35 тыс. т., леса — 2 млн. 350 тыс. м3, цемента — 850 тыс. т. Уже эти цифры показывают грандиозность стройки, на которой практически от начала и до конца работал А. Н. Комаровский.

На канале работало три с половиной тысячи дипломированных инженеров, десятки тысяч рабочих и заключённых. Всю техническую политику по большим объёмам бетонных работ определял Отдел управления строительства, который возглавлял молодой инженер С. В. Шестопёров (впоследствии известный учёный, профессор), который настойчиво внедрял сверхжёсткий бетон.

[image]

Рис. 2. Подача бетона в днище шлюза № 7 ленточными транспортёрами

В апреле 1934 г., после настойчивых просьб Александра Николаевича определяют на производство и назначают заместителем начальника работ Южного (Московского) района канала Москва -Волга. Комаровский пишет: «Работы шли круглые сутки, посменно. Ночью громадная площадь была залита светом. Лично мой производственный маршрут начинался в 6—7 часов утра, обычно с котлована 8-го шлюза, затем продолжался осмотром строительства одноарочного моста через шлюз тоннеля под каналом на Волоколамском шоссе, опускался в глубокий котлован 7-го шлюза и к полуночи завершался на поднимающейся Химкинской плотине. Так работали тогда большинство строителей канала» (см. рис. 2).

Крупнейший инженер, строитель Волховстроя, один из авторов плана ГОЭЛРО, академик Г. О. Графтио, посетивший строительство канала, очень высоко оценил организацию строительных работ, в частности бетонирование 7-го и 8-го шлюзов.

[image]

Рис. 3. Чертёж моста Калининской железной дороги

Организация подачи бетона от бетономешалок к объекту была организована ленточными транспортёрами, которые в зимнее время утеплялись.

На строительстве канала, впервые в СССР, получило массовое распространение бетонирование в зимнее время крупных бетонных блоков методом «термоса». По свидетельству Комаровского, впервые отечественные вибраторы были испытаны в деле на канале им. Москвы. Одним из интересных сооружений канала был железобетонный одноарочный мост Калининской ж/д через шлюз № 8. Перекрытие пролёта в 120 м одной железобетонной балкой было смелой технической новинкой. В 30-х гг. XX века пролёт этого моста стал самым большим в нашей стране, а во всём мире — это был один из крупнейших железобетонных арочных мостов (рис. 3).

В 1936 г. Александр Николаевич был назначен уже начальником центрального района. Объём работ возрос, режим дня стал ещё более уплотнённым.

Сильный отзвук в душах строителей нашёл приезд, выступления и беседы Максима Горького. Вспоминает один из участников этой встречи: «Его интересовало всё — от прошлого его собеседников, до их быта и труда сегодня. Эта встреча, без сомнения, осталась в памяти каждого из участников встречи».

Канал Москва — Волга для пассажирского и грузового движения был открыт с 15 июля 1937 г.

Эта стройка явилась большой школой для многих тысяч строителей.

После окончания строительства канала им. Москвы Александр Николаевич работает заместителем начальника строительства гидроузла в Куйбышеве, а после её консервации — начальником сектора капитального строительства Народного комиссариата водного транспорта СССР.

В Куйбышеве с Александром Николаевичем произошёл малоприятный эпизод: разногласия с начальником строительства С. Я. Жуком.

С. Я. Жук уже тогда был авторитетным и влиятельным гидростроителем, который много сделал в этой области. В 1937—38 гг. было решено воздвигнуть сложный гидроузел. Предполагалось основание, состоящее из известняка с большими карстовыми кавернами, заделать путём цементации или силикатизации. Был составлен проект с определением сметной стоимости. Вскоре многие проектировщики, специалисты-гидротехники, в том числе и А. Н. Комаровский, пришли к выводу о значительном несоответствии предварительно подсчитанной и доложенной правительству реальной стоимости гидроузла, определяемой условиями производства работ и крайне неблагоприятной геологической ситуацией. В то же время строительство разворачивалось полным ходом. С. Я. Жук оставался сторонником утверждённым проектом А. В. Чаплыгина и руководствовался им. Александр Николаевич, будучи заместителем Жука, выступил сторонником второго, более проработанного варианта.

Александр Николаевич вспоминал: «Этот малоприятный вывод привёл, к сожалению, к определённым разногласиям с глубокоуважаемым мною Сергеем Яковлевичем Жуком... В конечном итоге решение о строительстве гидроузла в Жигулях было отменено». Ныне действующая Куйбышевская ГЭС построена в другом створе в более благоприятных геологических условиях.

Этот эпизод показывает высокую принципиальность и государственный подход к решению крупных технических задач А. Н. Комаровского.

В 1939 г. Александр Николаевич получает назначение — заместитель наркома морского флота СССР. На этой должности ему предстояло курировать также и строительство крупных железобетонных плавучих доков в Херсоне, на Чёрном море. Сложность работы заключалась в том, что необходимо изготовить тонкие объёмные железобетонные элементы из бетона высокой плотности и водопроницаемости. Успех был налицо.

Крупный железобетонный док выдержал серьёзное испытание во время буксировки его из Херсона во Владивосток. Александр Николаевич вспоминает: «Мы все с большим волнением следили за этим сложным и, вероятно, беспрецедентным и в мировой практике перегоном крупного железобетонного плавучего дока. И телеграмма капитана о благополучном завершении рейса была праздником для всего наркомата... и далее, спустя тридцать лет, мне вновь пришлось столкнуться с работой этой же верфи и крупными железобетонными дорогами.

Были в нашей работе и определённые недостатки, это в первую очередь... [недостаточное внимание] к постели ГТС и силе штормовых ветров». Результатом этого невнимания стало полное разрушение железобетонных ограждений подпорных стенок в Хосте и в Пицунде.

В 1938 г. А. Н. Комаровскому было присвоено звание инженера 1 ранга, а затем — бригадного инженера.

В 1939 г. он назначен руководителем Главспецгидростроя. Главная задача нового Главка — строительство военно-морских баз (ВМБ), гидротехнических сооружений и т. д. Историей был отведён слишком короткий промежуток мирного времени, но и за это время Главспецгидрострой и его руководители сделали много: была создана крупная проектная организация (на базе Ленинградского отделения Гидроэнергопроекта), началось строительство крупных ВМБ, прежде всего, на Балтике и Чёрном море. Александр Николаевич пишет: «...из нашего коллектива вышли такие замечательные строители и организаторы государственного масштаба, как заместитель председателя Совета министров СССР В. Э. Дымшиц, министры Е. Ф. Кожевников, Н. В. Голдин, Г. А. Караваев, П. А. Юдин, М. А. Дыгай, Д. Я. Райзер.

Великая Отечественная война внесла коренные изменения в планы СССР. Страна превратилась в единый военный лагерь, жизнь перестраивалась на военный лад.

5 августа 1941 г. бригадный инженер А. Н. Комаровский был назначен начальником 5-го управления оборонительных работ, на которое было возложено строительство оборонительных путей для Южного и Юго-Западных фронтов. После выполнения боевой задачи — создания оборонительных рубежей под Харьковом 5-ое управление было направлено на строительство Сталинградских рубежей и переоформлено в 5-ую сапёрную армию. Её командующим был назначен бригадный инженер А. Н. Комаровский.

Одной из главных задач армии стало строительство ДОТов, командных пунктов и других оборонительных сооружений. По проекту многие сооружения должны были изготавливаться из монолитного железобетона. В условиях жестоких морозов 1941 г., не имея леса на опалубку, а также средств для обогрева тепляков, решение задачи было нереально. Командование 5-ой армии нашло выход — на Сталинградских заводах организовали массовое изготовление транспортабельных железобетонных деталей. По собственному проекту из этих деталей сооружались оборонительные сооружения. Спроектированные и изготовленные конструкции прошли испытания на прочность и надёжность артиллерийским огнём. Однако из Москвы поступило категорическое требование: прекратить «самовольство» и строить только из монолитного железобетона. Возник крупный технический конфликт с руководством главного управления оборонительного строительства НКО. В дальнейшем жизнь показала правоту инженеров-конструкторов и командования 5-ой армии. Строительство сборных железобетонных элементов, в том числе и крупноразмерных, продолжалось.

В докладной записке начальнику инженерных войск Красной армии генерал-майору Л. З. Котляру отмечалось, что изготовление усовершенствованных конструкций сборных железобетонных и металлических элементов сократило сроки строительства оборонительных рубежей, упростило транспортировку и сборку железобетонных деталей на месте. Конструкция сборных ДОТов была усовершенствована: число отдельных элементов сокращено с 202 до 152. Объём железобетона сокращён с 15,2 до 11,5 м3. Всё это вместе уменьшило стоимость всех сборных ДОТов на 1,5 млн. руб. и позволило за счёт экономии бетона дополнительно сделать около 200 новых ДОТов.

В середине января 1942 г. строительство Сталинградских и донских рубежей было завершено, и 22 января 1942 г. Государственный комитет обороны (ГКО) вынес решение: «Поручить бригинженеру Комаровскому —  ком. 5-ой СА людей, освободившихся на оборонительном рубеже Сталинградской области в составе: инженеров и техников — 400 чел., мастеров и квалифицированных рабочих — 6 тыс. чел. вместе с автотранспортом и строймеханизмами направить на Байкалстрой».

Создание завода качественных сталей в районе Челябинска на базе руд Байкальского месторождения было задумано ещё в начале 30-х гг. Были проведены изыскательские работы, построено несколько бараков для строителей, но затем строительство было законсервировано.

В августе 1940 года правительство принимает решение о строительстве с 1941 г. Байкальского металлургического завода для производства качественного проката на базе Байкальских руд, Кузнецких и Карагандинских углей. Создаётся строительное управление Байкалстроя, но по ряду причин в начале 1941 г. стройка опять замирает. Однако фронт требует танков и, соответственно, большое количество качественной стали. В марте-апреле 1942 г., в соответствии с решением ГКО, из Сталинграда прибывает основная часть 5-ой саперной армии с квалифицированными инженерами, техниками, строителями и монтажниками.

[image]

Рис. 4. Полуземлянка

Этот момент, по существу, и следует считать началом строительства Челябинского металлургического завода. В августе 1942 г., в соответствии с решением Правительства СССР, строительство получает наименование — Челябметаллургстрой. Как всегда, в первый организационный период, да ещё в условиях военной зимы, встало множество проблем, и в первую очередь — жилищная. За короткий срок на строительство прибыло около 30 тыс. человек. Лес для строительства казарм поступал с перерывами и далеко не в достаточном количестве. Всё это отягощалось необычайно суровой зимой. Александр Николаевич пишет: «Вспоминая сейчас все стройки, на которых мне до или после этого приходилось участвовать, не могу назвать более сложной обстановки, если не считать, конечно, строительство оборонительных рубежей в прифронтовой полосе... Выход был найден совершенно необычайный для строительной практики. Трудно сейчас сказать, кто предложил для этой цели ивняк. Буквально через несколько дней после этого предложения сотни людей день и ночь уже плели из приобретённого ивняка щиты, которые устанавливались на деревянном каркасе с плотной забивкой пространства между щитами талой глиной, добываемой из-под почти двухметрового слоя мёрзлого грунта. Таким образом создавалась верхняя половина стены. Остальная часть „дома“ заглублялась в землю с закреплением стенок одним слоем плёнки» (рис. 4). Следующими по важности задачами были: строительство подъездных путей, дорог и создание минимальной строительной базы. Дороги строились ускоренными темпами. Строительство бетонного хозяйства возглавил крупнейший специалист по бетону С. В. Шестопёров и Г. Д. Петров. В результате чрезвычайно энергичной работы к июлю 1942 г. был построен центральный растворно-бетонный узел производительностью 1200 м3/сут. К этому же времени была организована мастерская и полигон по изготовлению сборных железобетонных элементов. Всего за первые 2 года строительства было изготовлено свыше 2000 м3 сборного железобетона. На Челябметаллургстрое впервые было освоено массовое изготовление железобетонных труб с применением виброформ и немедленной распалубки после бетонирования. В течение нескольких месяцев был построен цех металлоконструкций производительностью 16 тыс. т в год, достроен Потанинский кирпичный завод и многое-многое другое. На стройке возникла проблема с бензином, что грозило остановкой транспорта и из-за этого — всей стройки. Было принято решение срочно в массовом порядке изготовить газогенераторы и переоборудовать автомашины на другое горючее — дрова.

На стройке изготавливались сборные железобетонные конструкции под наличное крановое оборудование: колонны, подкрановые и фундаментальные балки. Одновременно с основными успехами строилась плотина на р. Мсте, жилой городок и т. д. В результате крайне напряжённого труда коллектив стройки под руководством А. Н. Комаровского 7 февраля 1943 г. — ровно через 9 месяцев после разгрузки первого эшелона строителей — докладывал ГКО о завершении и сдаче в эксплуатацию первой очереди строительства Челябинского металлургического завода, а 19 апреля 1943 г. — выдал первую эксплуатационную плавку.

[image]

Рис. 5. Общий вид электросталеплавильного цеха

С осени 1942 г. развернулись работы второй очереди строительства металлургического завода. В тяжелейших условиях суровой зимы было организовано непрерывное бетонирование фундаментов домны № 2. Тогда за 64 ч было уложено 1630 м3 бетона и 320 м3 камня в виде «изюма». Первая домна была закончена и дала чугун ранее запланированного срока. Большой коллектив строителей во главе с Комаровским был награждён правительственными наградами.

В мае 1944 г. Александр Николаевич — начальник Закавказметаллургстроя. Александр Николаевич пишет: «Располагая опытом скоростного строительства Челябинского завода, мы в короткие сроки разработали мероприятия, технически грамотную и экономически целесообразную организацию подготовительных работ... были подобраны руководящие кадры и отряды из рабочих, которые стали основой будущего многотысячного коллектива в г. Рустава». В 1945 г. Комаровский назначается начальником главного управления промышленного строительства. Главпромстрой создавал большое количество крупных предприятий, призванных удовлетворить нужды фронта и оборонной промышленности. Вскоре Главк подключился к восстановлению разрушенных во время войны Беломоро-Балтийского канала, торговых портов на Балтике. Под руководством Комаровского Главк успешно выполнял все правительственные задания. Однако было бы ошибкой считать, что всё шло гладко. Строительство — это сложная область народного хозяйства, и было бы странно, если бы всё шло, как по накатанной дороге.

[image]

Рис. 6. А. Н. Комаровский — начальник строительства Челябинского металлургического завода

Александр Николаевич пишет: «Зимой, в начале 1951 года, обрушилась конструкция ремонтно-механического завода смонтированная из привозных металлических элементов. Для расследования причин аварии выехал крупнейший металлург нашей страны академик И. П. Бардин, не говоря уже о начальнике Главка, отвечавшего за эту стройку. Первые итоги расследования ничего не дали, потребовались химические анализы металла. В конце концов, было установлено, что для металлоконструкций использовали хладноломкий металл». Пришлось демонтировать все конструкции. А это десятки тысяч тонн металлоконструкций, которые были заменены на металл выдерживающий морозы ?40-50 °С. Необходимо отметить, что вначале 50-х гг. при строительстве в Ангарске Главк впервые широко была применена тепловая обработка газозолобетона электропрогревом. Предварительно была проведена большая исследовательская работа по установлению лучших приёмов и режимов электропроизводства. Кроме панелей из безавтоклавного газозолобетона в Ангарске было освоено производство теплоизоляционных плит из особо лёгкого известково-зольного газозолобетона.

В 50-х гг. Александр Николаевич руководит строительством Государственного университета. Должность была ответственной и почётной. В исключительных темпах шли проектные работы и, одновременно, осуществлялось строительство здания МГУ. Большой и многообразный комплекс зданий и сооружений МГУ был закончен летом 1953 г. и сдан Государственной комиссии с отличной оценкой. 1 сентября 1953 г. состоялся торжественный митинг по случаю окончания работ и начала занятий на всех факультетах МГУ.

После завершения строительства МГУ Александр Николаевич настойчиво просит об освобождении его от руководства Управлением строительства Дворца Советов. Его просьба удовлетворена, и он направлен на совершенно новое строительство, как говорится, на передний край науки и техники.

28 июня 1954 г. в печати появилось сообщение о пуске в СССР первой атомной электростанции.

Строительство АЭС поставило перед учеными, инженерами и строителями совершенно новые задачи. Самое непосредственное участие в проектировании, строительстве объектов атомной энергетики принимал строительный коллектив, которым руководил Комаровский. Ещё в 1946 г. состоялось решение о строительстве исследовательского комплекса для нужд атомной энергетики. Выбор выпал на район у села Петякино вблизи станции Обнинская Киевской железной дорогои (примерно в 110 км от Москвы).

В районе строительной площадки находилось единственное, полуразрушенное здание, где в октябре 1941 г. размещался штаб командующего Западным фронтом генерала Г. К. Жукова. Это здание было восстановлено коллективом строителей, достроено и стало главным корпусом физико-энергетического института.

Одновременно с научно-исследовательскими объектами строился город, которому было дано имя Обнинск. После ряда экспериментов под непосредственным руководством академиков И. В. Курчатова и Н. А. Доллежаля к 1950 г. был разработан проект первой в мире атомной электростанции с энергетической мощностью 5 тыс. кВт (рис. 7).

Некоторые данные о стройке. В качестве биологической защиты был принят тяжёлый бетон плотностью 3,6 т/м3, заполнитель — Криворожская железная руда.

Кроме бетонной защиты реактор имел противонейтронную внешнюю защиту в виде кольцевых баков толщиной 1 м, заполняемых обычной водой.

Одновременно Обнинском рос и другой город науки — Дубна. История его началась в 1947 г. в связи с решением о строительстве первого в СССР крупного ускорителя элементарных частиц — синхроциклотрона мощностью 600—700 МэВ (мегаэлектронвольт). Строительство и монтаж самого синхроциклотрона были завершены в 1949 г. За 2 года строительства было уложено 20 тыс. м3 бетона. Одно только верхнее защитное перекрытие толщиной 2 м весило 10 тыс. т. На обмотку системы питания и управления было уложено 500 км кабеля.

[image]

Рис. 7. Здание первой атомной электростанции (г. Обнинск)

После большой исследовательской работы, проведённой академиком В. И. Векслером на построенной действующей модели, в Физическом институте АН СССР в г. Дубна был построен синхрофазотрон мощностью 10 ГэВ. Некоторое представление об этом уникальном сооружении дают следующие цифры. Сооружение представляло собой громадное здание в виде цирка диаметром 83,5 м и высотой более 30 м, в котором размещалось магнитное кольцо весом 36 тыс. т и основное оборудование ускорителя. Александр Николаевич пишет: «Весьма сложным было сооружение крупнейшего в мире кольцевого ускорителя протонов — синхрофазотрона на энергию в 50—60 ГэВ. В январе 1960 г. был вынут первый кубометр земли под котлован основного комплекса ускорителя. Кольцевой магнитный зал был построен из сборных железобетонных элементов, длина окружности составила около 1500 м, и располагался в среднем на 8 м ниже поверхности земли. Кольцевой туннель ускорителя сооружался открытым способом в котловане, при разработке которого выбрано 384 тыс. м3 грунта. Объём сборных железобетонных конструкций кольцевого зала составил 15560 м3. Верхней биологической защитой магнитного кольца служила пятиметровая обваловка из грунта, общий объём которой, с учётом засыпки пазух, — 381861 м3.

В 60-х гг. А. Н. Комаровский одновременно участвует в строительстве г. Навои, а также многочисленных институтов городка сибирского отделения Академии наук СССР.

Проектирование и строительство многих «ядерных» объектов, развитие в целом атомной промышленности и атомной энергетики в нашей стране поставили ряд новых задач перед строительной наукой, в частности, материаловедением.

В 1958 году для подготовки квалифицированных кадров инженеров-строителей и проектировщиков ядерных установок в одном из старейших вузов страны была создана кафедра строительства ядерных и специальных сооружений. Руководить кафедрой было поручено д. т. н., профессору А. Н. Комаровскому.

На кафедре под руководством Комаровского производились важные исследовательские работы, прежде всего по следующим направлениям: радиационная стойкость бетона, водород и защитные свойства бетона, засыпная биологическая защита, бетонная защита от гамма-излучений. Результаты исследований по защите ускорителей нашли практическое применение. В частности, защита экспериментального зала ускорителя в Серпухове выполнена в соответствии с рекомендациями учёных кафедры. Результаты работы кафедры также были учтены в проекте реконструкции синхроциклотрона и в ряде других проектов.

В 1964 г. в работе Александра Николаевича наступает новый этап. Генерал-полковник Комаровский назначен заместителем министра Обороны СССР по строительству и расквартированию. В это сложное время Комаровскому пришлось руководить строительством военных, оборонительных, ракетно-ядерных и других сооружений уже в масштабах всей страны. На этом этапе его деятельности, авторам статьи пришлось работать под его руководством, а иногда и встречаться.

Сейчас, когда прошло более 50 лет со дня его смерти, эти встречи вспоминаешь с большим волнением и думаешь, какой это был замечательный человек и выдающийся строитель, и как мало всё-таки мы от него переняли.

За выдающиеся достижения в строительстве А. Н. Комаровский в 1949 г. был удостоен звания Героя социалистического труда, и в 1951 г. получил государственную премию. В 1968 г. он получил Ленинскую премию, а также был награжден многими орденами и медалями. За умелое руководство и достигнутые успехи в 1972 г. А. Н. Комаровскому присваивают воинское звание генерала армии, самое высшее в то время среди военных строителей.

В 1973 г. после продолжительной болезни, в расцвете сил, Александр Николаевич ушёл из жизни.

Библиографический список:

Комаровский А. Н. Записки строителя. —  М. Военное издательство МО СССР, 1972.

    Была ли полезна информация?
  • 4653
Автор: @Сергей Эстрин
Яндекс.Директ